Туркменистан: солнечная страна без развлечений и Фейсбука

Туркменистан: солнечная страна без развлечений и Фейсбука
Золотые купола, световые фонтаны, министерства из белого мрамора, дороги в отличном состоянии - именно так выглядит центр столицы Туркменистана. Богатая газом, это одна из самых закрытых стран, где нет оппозиции, а Facebook занесен в черный список.

Посадка на небольшом аэропорту в столице Ашхабад дает предвкушение, как может выглядеть жизнь в этой бывшей советской республике - пишут иностранные журналисты. Вы видите только самолеты национальной авиакомпании; очень мало иностранных перевозчиков поддерживает сообщение с этой богатой шестимиллионной страной в Центральной Азии.

Центр Ашхабада сверкает от золотых куполов дворцов и шикарных мраморных офисов. В столице страны, чья площадь на 80 процентов состоит из пустыни, установлен гигантский и шумный фонтан. На улицах за порядком следят камеры, расположенные на многочисленных кованых фонарных столбах. Контроль строгий, свобода - ограничена, а западные развлечения не в моде.

Благодаря огромным ресурсам газа, которые оцениваются в 2,9 трлн кубометров (четвертое место по величине в мире), президент Бердымухамедов Гурбангулы Мяликгулыевич строит роскошные дворцы, следуя по стопам своего предшественника - президента Сапармурата Ниязова, который в течение 21 года был в глазах западных правительств символом восточного самодержавия.

Кстати, в Ашхабаде вы найдете Золотую статую Ниязова в развевающейся накидке. Этот памятник стоит на 95-метровом постаментом и в течение дня вращается вокруг своей оси, чтобы на него всегда попадало солнце. Ранее он стоял в центре, теперь - на окраине города. Президент Ниязов, которого называли Туркменбаши - отцом всех туркменов, умер в 2006 году. Вначале он был на посту генерального секретаря Коммунистической партии, а после объявления в 1991 году независимости Туркменистана - президентом.
Туркменистан: солнечная страна без развлечений и Фейсбука

Оппозиционного движения в стране практически не существует, как не видно тут и реформ, обещанных Бердымухамедов после того, как он был переизбран в 2012 году президентом (кстати, ему отдали свой голос 97,14 избирателей). Любая критика правительственной политики тут расценивается как попытка дестабилизировать обстановку в стране и карается 25 годами лишения свободы.

Власти не раскрывают, сколько политзаключенных находится на данный момоент в тюрьме. Президент, как и его предшественник, в честь особо важных событий в стране часто объявляет амнистию; недавно было амнистировано 3 700 заключенных, в том числе 30 иностранцев.

Учитывая риск сесть в тюрьму, местные жители с недоверием относятся к иностранцам, и не любят давать им интервью. Те немногие, кто соглашаются поговорить, утверждают, что в стране все хорошо и спокойно.

Водитель такси, 44-летний Мохаммед, объясняет, что газ и вода является бесплатной, а электричество, телефон и отопления благодаря государственным субсидиям обходятся очень дешево. "В общем, мы не голодаем, у нас нет войны, что еще можно пожелать?" - добавляет таксист, отвечая на вопрос репортера об ограничениях прав и свобод.

В центре столицы очень тихо и спокойно; тут нельзя использовать клаксоны, и даже полицейские машины и скорая помощь редко включают сирены. Водители автомобилей убавляют звук на радио или CD, опасаясь штрафов за сверхнормативные децибелы. Когда наступает ночь, освещенные дворцы, небоскребы и фонтаны украшают своими огнями почти пустынные улицы и парки.

Развлечений, характерных для западного мира, вы практически здесь не найдете. Рестораны закрываются до 23 часов, а ресторанов McDonald's вообще не существует. Дискотеки являются большой редкостью, и устраиваются только в отелях для иностранцев. Бердымухамедов, огромные портреты которого украшают главные туркменские улицы, разрешил восстановить оперу, театр, кино и цирк, запрещенные во времена Ниязова.

С государственного гимна исчезло имя Туркменбаши, изменилось название завода, который раньше носил имя матери и отца Ниязова, страна вернулась к григорианскому календарю, и теперь январь уже не называется «туркменбаши», а сентябрь уже не носит имя, связанное с написанной Ниязовым книгой «Рухнама». "Книга души" («Рухнама») была нечто средним между автобиографией Ниязова и духовным руководством для туркмен.

На этом, впрочем, все «реформы» нового правителя заканчиваются. Государство по-прежнему контролирует средства массовой информации; иностранной прессы в киосках нет. Не существует также приватной прессы, и, хотя доступ в Интернет тут частично есть, но все ресурсы строго контролируются. Так, с интернет-кафе в Ашхабаде невозможно зайти в Facebook или Twitter.

"Эти веб-сайты недоступны по техническим причинам", - объясняет владелец интернет-кафе. Но, по мнению наблюдателей, это режим блокирует доступ к ним. Правда, в социальные сети можно зайти с российских версий. Из немногих иностранных сайтов в Туркменистане можно попасть только на сайт Красного Креста.

В стране, которая очень экономно выдает визы, журналисты, обслуживающие международные конференции, окружены особым вниманием власти, которая не разрешает им путешествовать без официального сопровождения или снимать бедные пригороды столицы, центр которой демонстративно сверкает богатством.
Теги:
Просмотров: 1930
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Опрос

Как вы принимаете решение о совместном отпуске?

Решение принимает муж (жена). Я доверяю его мнению.
Долго спорим, куда поехать, нам так сложно договориться.
Изучаем рекламные проспекты, советуемся с друзьями...
Обычно мы не отдыхаем вместе, у нас слишком разные интересы.
Мы совсем недавно вместе и едем отдыхать в первый раз.

 

ТОП-новости